Вертолёт приземлился около северной научной станции, выгрузили ящики с припасами. Оказалось, в одном из них сидел щенок. Пришлось учёным у себя его оставить. Назвали — Норд. Вырос пёс ростом взрослому до колена. Белая шерсть хоть и густая, но всё равно на севере холодно. Выйдет погулять и тут же на станцию назад.

Среди учёных Норд выделял дядю Славу. Тот собирался закончить с экспедициями и работать только в институте. Поэтому и решил забрать Норда к себе домой.

В назначенный день прилетел вертолёт, стали в него грузить вещи. Повёл дядя Слава Норда к вертолёту, а тот вдруг вырвался и убежал. Звали, искали. Нет нигде. Дмитрий, что на смену прибыл, пообещал Норда найти и вернуть на станцию. А дядя Слава сказал, что прилетит в следующий раз. Хоть и не собирался. Только Дмитрий Норда так и не нашёл, пропал. Жаль, замёрзнет. Чтобы дядю Славу не огорчать, Дмитрий написал, что с Нордом всё в порядке.

А Норд, испугавшись шумного огромного вертолёта, бежал, пока не остановился, а когда остановился, понял, что пропал. Кругом снег, станции не видно. Попробовал свои следы искать, а их замело. Страшно стало Норду, заплакал, заскулил.

— Кто это тут воет? — вдруг раздался голос. Из-за снежной насыпи выглянул белый медведь.

Норд замер, скулить перестал, испуганно смотрит на него.

— Маловат для волка-то. И белый, как я. Кто ты? Отвечай, когда дядя Миша спрашивает.

—Я Норд, не ешьте меня, дядя Миша. Я с учёными жил на станции, а теперь — потерялся.

— Собака, что ли? Давно мечтал о собаке, будешь со мной жить. Идём домой, а то замёрзнешь.

Медведь привёл Норда к входу в заснеженную пещеру.

«Ну и дом», — подумал Норд. Но когда он вошёл внутрь, то увидел что-то невозможное.

Внутри пещера превратилась во дворец. Норд оказался в огромном зале, освещённом фонарями, горящими, как северное сияние. Стены из прозрачных камней переливались на свету. В конце зала находилась винтовая лестница, только вела она не вверх, а вниз. На каждом её повороте был вход ещё на один этаж. Норд посмотрел и не увидел конца у этой лестницы.

— Сколько же там этажей? — спросил он у медведя.

— Не знаю, мне второго хватает, там спальня и камин.

— Так не бывает, — сказал Норд, — Белые медведи живут в снежных берлогах.

— Ну, я не простой медведь… Пошли, покормлю!

В зале появился стол на коротеньких ножках. На нём стояли миски с разной собачьей едой. Норд с удовольствием поел. Потом пошёл спать в комнату на втором этаже. Он устроился на ковре у камина, от которого шло тепло, и сладко уснул.

Так и стал жить пёс у медведя.

Однажды Норду приснилась станция, ученые и дядя Слава. И он заскучал.

— Норд, — позвал утром медведь, — Скоро Новый год, я ёлку в зале поставлю, игрушками украшу. Отметим праздник.

— Эх, дядя Миша, а на станции Валентин Валентинович на гитаре играл, и песни все вместе пели.

— Ой, ну вот тебе музыкальный центр! — Медведь взмахнул лапой, и появилась установка с большими колонками. Заиграла музыка.

— Всё не то! — сказал Норд и пошёл в спальню, даже не позавтракав.

— Что не то? — догнал его медведь.

— А ты почему раньше собаку себе не наколдовал?

— Я хотел настоящую!

— Вот! На станции для меня было все настоящее. А здесь красиво, но чего-то не хватает.

— Хорошо. Я верну тебя к ученым.

А в это время на станции готовились встречать Новый год. Приехал дядя Слава, спросил про Норда. Признался Дмитрий, что Норда так и не нашёл. Дядя Слава сел на стул, лицо бледное. Жалко собаку. Вдруг стук в дверь. Открыли, а на пороге Норд, тут же бросился, поскуливая от радости, к дяде Славе.

— Что за глупые шутки? — проворчал дядя Слава, гладя Норда по спине.

— Да мы и не шутили… — Дмитрий был удивлён так, что не знал, что и сказать.

На этот раз Норд вертолёта не испугался. Улетел в город. Однажды весной дядя Слава вернулся домой с письмом.

— Странно, лежало в почтовом ящике, написано Норду. Ну, слушай: "Здравствуй, Норд. У меня всё хорошо. По твоему совету на материке взял из приюта бездомного щенка и ещё пару котят. Живём вместе, очень весело. Твой дядя Миша."